Миноритария лишают кресла

| administrator

Банк России в очередной раз выступил за новое распределение компетенции органов акционерных обществ. Вопросы образования исполнительных органов и прекращения их полномочий предлагается в качестве общего правила отнести не к компетенции общего собрания акционеров, как это предусмотрено действующим законодательством (пп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах), а к компетенции совета директоров общества.

Сейчас предоставление совету директоров указанного права сопряжено с обязанностью общества по выкупу у несогласных акционеров принадлежащих им акций. Напомним, что ранее указанная позиция Банка России нашла свое отражение в виде рекомендации, закрепленной в Кодексе корпоративного управления. Видимо, данная норма послужила предпосылкой рассматриваемых поправок. Однако корни предлагаемых поправок значительно глубже. Речь идет о разграничении контрольных и исполнительных функций - постепенный переход к трехзвенной системе управления в ее традиционном понимании. Справедливости ради стоит отметить, что и в американском правопорядке, которому принципиально незнаком орган корпоративного (внутреннего) контроля, советы директоров корпораций постепенно утрачивают характер их исполнительных органов, превращаясь в органы контроля за деятельностью корпоративного менеджмента.

Действительно, зачастую акционеры узнают о деятельности исполнительных органов общества только на годовом общем собрании, в связи с чем возможность осуществления эффективного контроля за их деятельностью и принятия оперативных решений крайне осложнена. Кроме того, формирование исполнительных органов советом директоров значительно упростит, удешевит и ускорит данную процедуру. Так, проведение общего собрания акционеров сопряжено со значительными затратами и сложностями: необходимо предварительное уведомление и информирование всех акционеров в соответствующие сроки, формирование повестки дня с учетом поступивших от акционеров предложений, образование счетной комиссии (в установленных законом случаях). Также применительно к общим собраниям установлен специальный порядок удостоверения принятых решений лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров такого общества и выполняющим функции счетной комиссии (либо нотариусом для непубличных обществ). На заседании совета директоров решение принимается в более краткие сроки, с существенно меньшими масштабами раскрытия информации, нежели при подготовке и проведении общего собрания акционеров.

При этом представляется, что реализация инициативы Банка России может натолкнуться на ряд практических препятствий. Прежде всего это нежелание "собственников" акционерных обществ передавать решение ключевых вопросов (к числу которых, без сомнений, относятся вопросы избрания и прекращения полномочий исполнительных органов) на усмотрение лиц, не являющихся акционерами.

Во-вторых, составы исполнительного коллегиального органа и коллегиального органа управления могут пересекаться. Так, действующее законодательство определяет, что лица, осуществляющие полномочия единоличных исполнительных органов корпораций, и члены их коллегиальных исполнительных органов не могут составлять более одной четверти состава коллегиальных органов управления корпораций и не могут являться их председателями. Соответственно возможна ситуация, когда члены совета директоров назначают единоличный исполнительный орган из своего состава. Необходимо полностью исключить возможность для лица исполнять функции единоличного исполнительного органа акционерного общества и быть членом совета директоров. Такой подход в полной мере соответствует идее разграничения контрольных и исполнительных функций. Или же, как минимум, необходимо определить, что при избрании единоличного исполнительного органа общества (формировании коллегиального исполнительного органа) правом голоса обладают исключительно независимые директора, определив при этом, кто является независимым директором применительно к вопросу формирования исполнительных органов.

В-третьих, для публичного акционерного общества введен запрет на расширение исключительной компетенции общего собрания акционеров, которая установлена Гражданским кодексом РФ и законом. Соответственно, если предлагаемые поправки будут приняты, у публичных акционерных обществ не будет возможности перераспределить компетенцию в уставе. То есть норма будет носить императивный характер.

Кроме правового элемента существенное значение имеет и экономическая составляющая. Думается, что предложенный Центральным банком подход во многом преследует цель отстранения от управления миноритарных акционеров, которые зачастую представляют бремя для корпоративного менеджмента. Единоличный исполнительный орган акционерного общества - ключевая фигура. Именно директор представляет общество в гражданском обороте, выступает от его имени без доверенности, сосредотачивая в своих руках значительные полномочия. Вряд ли справедливо игнорировать мнение акционеров при избрании единоличного исполнительного органа. Ведь они приняли непосредственное участие в формировании имущественной базы (уставного капитала) корпорации, а потому имеют законный интерес в результатах ее работы и способах их достижения. Дабы сгладить предлагаемый Банком России подход, необходимо повысить требования к членам совета директоров, в частности, к их профессиональным навыкам, образованию и репутации.

В целом предлагаемые поправки несут позитивный заряд. Но необходимо предусмотреть дополнительные гарантии прав акционеров, а также внести ряд сопутствующих изменений в Закон об акционерных обществах и Гражданский кодекс РФ.

Автор: Динара Афаунова

Ссылка на публикацию.


Подписаться на обновления

Required
Required
Required
Required
Required
Required