Выгодные схемы

| administrator

Комитет Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам предложил усилить ответственность за незаконную оптимизацию налогов. Для этого в Налоговый и Уголовный кодексы будут внесены изменения, уточняющие понятие необоснованной налоговой выгоды и ответственность за ее получение. Эта мера, по мнению сенаторов, должна стать важным этапом в борьбе с офшорами.
Необоснованная налоговая выгода — термин, введенный Высшим арбитражным судом (ВАС) РФ в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Получение налоговой выгоды (уменьшение размера налоговой обязанности налогоплательщика) не является недопустимым или незаконным средством экономической деятельности компаний. Поэтому основная задача, которую преследовал ВАС РФ при принятии постановления N 53, состояла в том, чтобы попытаться найти критерии разграничения законного налогового планирования и уклонения от уплаты налогов. В основе доктрины необоснованной налоговой выгоды лежит концепция «деловой цели» — добросовестность налогоплательщика выявляется через истинный смысл его хозяйственных операций, который скрывается за фасадом формального учета. Кроме того, получение фискальной выгоды не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели совершения сделки. Таким образом, налоговая выгода является необоснованной, если выполняется одно из следующих условий. Первое — для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или же операции не обусловлены разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Второе — выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Комитет Совета Федерации предлагает ужесточить ответственность за незаконную оптимизацию налогов, закрепив в тексте Налогового кодекса понятие необоснованной налоговой выгоды, а в Уголовном кодексе — ответственность за ее получение, включая конфискацию имущества. Изменения предложено внести в статьи 198 и 199 УК РФ, которые посвящены уклонению от уплаты налогов. Сейчас объективная сторона этих составов преступлений сформулирована узко — преступление по уклонению от уплаты налогов может быть совершено только путем непредставления налоговой декларации или же включением в налоговую декларацию или в иные документы заведомо ложных сведений. Поэтому возможно изменение состава преступления путем расширения объективной стороны этого деяния.

Также сенаторы предлагают компаниям согласовывать свои схемы оптимизации налогов с Федеральной налоговой службой (ФНС). Предполагается, что ежегодно до 1 декабря организация должна утверждать с ведомством способы получения фискальной выгоды на следующий год. С одной стороны, такая инициатива представляется неплохой идеей, поскольку позволит компании не беспокоиться о легальности проводимой налоговой политики. С другой стороны, фактически ФНС получает квази-судебное полномочие предрешить вопрос добросовестности налогоплательщика в «кабинетном» порядке. Не исключено, что ведомство станет сразу негативно оценивать нетипичные налоговые схемы, которые на самом деле не направлены на уход от уплаты налогов. Также непонятно, какой срок рассмотрения схем оптимизации налогов предлагается установить, а это критически важно для бизнеса.

Однако одними мерами уголовно-правового характера для решения проблемы деофшоризации экономики не обойтись. Представляется, что первоочередной задачей является не внесение изменений именно в уголовное законодательство, а реформа налогового и финансового законодательства по вопросу регулирования налогообложения офшорных компаний, которые управляются из РФ. Например, минфин планирует ввести понятия «налоговое резидентство организаций», «фактический получатель (собственник) дохода» и «контролируемые иностранные компании», что, по мнению министерства, позволит получать с российских компаний налог на прибыль, который ранее перечислялся дочерним структурам в офшорных юрисдикциях. Перечисленные инициативы должны быть реализованы в первую очередь.

Кроме того, термин «необоснованная налоговая выгода» сам по себе является слишком широким и недостаточно определенным, поэтому очень сложно законодательно сформулировать точную суть описываемого явления для включения в Налоговый кодекс. И совершенно неочевидно, что разработчики законопроектов смогут справиться с этой задачей.

Вкупе с инициативой президента РФ и Следственного комитета РФ (возврат следователям права возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям без предварительного согласия налогового органа) нетрудно представить, что следователи станут гораздо чаще возбуждать уголовные дела об уклонении от уплаты налогов по новой статье, и, как представляется, чаще всего — необоснованно. Способы налоговой оптимизации бизнеса появляются регулярно, и разобраться в том, законные или незаконные приемы использовала компания для получения налоговой выгоды, чрезвычайно трудно. Не всегда даже арбитражные суды и налоговые органы могут компетентно решить этот вопрос. Кроме того, само по себе использование офшорных схем для оптимизации налогообложения не может рассматриваться как незаконное, однако есть опасения, что правоохранительные органы будут априори считать такие схемы направленными на уклонение от уплаты налогов.

Разные эксперты свидетельствуют, что схемы налогового планирования с участием офшоров используются в 90% случаев не для того, чтобы совершать налоговые преступления или использовать их для отмывания незаконно полученных денежных средств, а для того, чтобы облегчить ведение бизнеса. Поэтому проведение кампании по деофшоризации экономики не гарантирует привлечения инвестиций в РФ. Наоборот, многие специалисты считают, что это будет стимулировать отток капитала из России. Чтобы капитал оставался в российской юрисдикции, необходимо создать равные для всех условия, при которых бизнес будет уверен в стабильности и прозрачности правил игры, а также культивация уважения к частной собственности. Кроме того, само по себе введение уголовной ответственности за получение необоснованной налоговой выгоды не даст существенного толчка в борьбе с офшорами, если эти меры уголовного преследования будут применяться в избирательном порядке.

Автор: Артем Борисов

Ссылка на публикацию.


Подписаться на обновления

Required
Required
Required
Required
Required
Required