Госбюджет не должен оплачивать перелеты топ-менеджеров

| administrator

В своем недавнем решении Арбитражный суд Москвы постановил, что государственный бюджет не должен оплачивать перелеты топ-менеджеров компаний дорогостоящими чартерами, т. е. налог на прибыль компаний не должен уменьшаться на суммы таких расходов.

Данное постановление было вынесено в ходе рассмотрения спора между Объединенной металлургической компанией (ОМК) и Федеральной Налоговой Службой № 5. По мнению налоговиков, «ОМК необоснованно уменьшила налогооблагаемую прибыль на расходы по оплате чартерных перелетов президента компании Владимира Маркина». Претензии фискалов касались авиаполетов топ-менеджера в Милан и на Крит. Первый полет был совершен, когда В. Маркин числился в отпуске. Второй, на Крит — для участия в тренингах, на которые рядовые сотрудники компании прилетели регулярным рейсом.

Налоговая служба полагала, что «расходы на оплату отдельного самолета для президента не являются экономически обоснованными». В свою очередь, ОМК считала, что «оплата чартеров подтверждена документами и этого достаточно, чтобы учесть эти расходы при расчете налога на прибыль». В итоге суд принял сторону налоговиков.

По сути, главный вопрос, на который должен был ответить суд при анализе данного эпизода — являются ли понесенные налогоплательщиком расходы обоснованными (экономически оправданными), как того требует п. 1 ст. 252 Налогового кодекса РФ. Какими аргументами обычно пользуются налогоплательщики в схожих ситуациях?

Можно в качестве примера привести Постановление ФАС Московского округа по делу, в котором суд в похожей ситуации (там для перевозки сотрудников был использован дорогой чартерный, а не более дешевый регулярный рейс) защитил позицию налогоплательщика, который смог привести в свою защиту следующие доводы:

1) отсутствие прямого рейса на маршруте, для перемещения по которому был зафрахтован самолет,

2) чартерные авиарейсы для проезда работников заявителя к месту командировки и обратно использовались в целях обеспечения оперативности и непрерывности процесса управления обществом, для деловых встреч и проведения переговоров с контрагентами и деловыми партнерами, при отсутствии на требуемую дату и время регулярных рейсов, билетов соответствующего класса, транзитных рейсов по маршруту командировки.

3) использование чартерных рейсов для оперативного осуществления текущих производственных задач является распространенной практикой в сфере делового оборота.

Такие критерии, как возможность мобильного перемещения на дальние расстояния независимо от наличия (отсутствия) свободных мест на регулярных рейсах, задержек рейсов, неудобного времени вылета (прилета) и т. п., а также отсутствие возможности тратить большее количество времени на других видах транспорта и возможность поддержания высокого имиджа перед деловыми партнерами и формируют собой экономическую оправданность чартерных рейсов.

В рассматриваемом же деле (насколько можно судить только из текста решения, опубликованного на сайте суда) представители налогоплательщика подобного рода аргументов не представили. Суд специально указал, что налогоплательщик «вовсе не обосновал, какой экономический эффект получило общество от того, что генеральный директор поехал отдельно в Грецию для участия в тренинге с другими сотрудниками предприятия и того, по каким причинам он не мог осуществить перелёт совместно с остальными работниками». Да тут еще и усугубивший ситуацию досадный прокол в документах, представленных инспекции: в разных приказах совпали даты командировки руководителя в Милан и отпуска, а также то, что по итогам этой командировки сотрудники компании, видимо, поленились составить отчет о командировке с приложением к нему документов, свидетельствующих о деловом характере перелётов (по крайней мере, суду их не представили).

Справедливо ли решил суд? На первый взгляд, да — налогоплательщик в силу неизвестных мне причин не привел (или не мог привести?) доказательств, которые обычно срабатывают в схожих ситуациях.

Вместе с тем, никто не обязан вести дела так, чтобы было хорошо только государственному бюджету. В данном случае прибыль компании, фрахтовавшей самолет, уменьшилась, но одновременно увеличилась налоговая база по тому же налогу у компании — перевозчика. Иная ситуация (с которой, на мой взгляд, и должны вести активную борьбу суды) складывается в ситуации, когда налогоплательщик использует такую схему платежей, в результате которых он денег фактически не теряет (якобы уплаченная им стороннему лицу сумма в итоге оседает на счету его же аффилированного лица). Но, судя по тексту решения суда, ничего подобного в данном деле выявлено не было. На мой взгляд, компании стоит попытаться обжаловать данное решение со ссылкой на давно сформировавшуюся позицию Конституционного суда РФ по вопросам применения п. 1 ст. 252 НК РФ. Простой ссылки на реальность и документальную подтвержденность самого факта расходов явно недостаточно.

Автор: Вячеслав Ушкалов

Ссылка на публикацию.


Подписаться на обновления

Required
Required
Required
Required
Required
Required