Сделки M&A между совладельцами бизнеса: практика достижения компромисса

| administrator

Практически все публикации по темеM&A касаются приобретения бизнеса сторонними покупателями, что само по себе определяет схему сделки, в т.ч. наличие в этой схеме такого элемента как «Due diligence» и разработку сложных многоуровневых вариантов защиты приобретенного бизнеса от злоупотреблений со стороны его прежнего владельца или от нападений третьих лиц по причинам, возникшим в период, когда бизнес еще контролировал его продавец.

Но не так давно автору настоящей статьи пришлось подготовить и провести сделку по продаже бизнеса между двумя его совладельцами, когда один из них решил выйти из бизнеса, предложив свою долю другому совладельцу, а последний согласился его купить. При подготовке к проведению этой сделки выяснилось, что:

1) сделки между совладельцами бизнеса имеют свою специфику,

2) указанная специфика не нашла отражения в имевшихся на тот момент публикациях, поскольку все такие публикации касались, как указано выше, приобретения бизнеса сторонними покупателями.

Соответственно, возникавшие при проведении сделки проблемы в ряде случаев приходилось решать, что называется, «с нуля».

Краткое изложение существа дела: бизнес в виде нескольких успешно функционирующих, активно развивающихся и приносящих стабильный растущий доход российских промышленных предприятий (заводов), созданных в организационно-правовой форме акционерных обществ, принадлежал двум физическим лицам. Акции этих акционерных обществ принадлежали обществу с ограниченной ответственностью (далее – ООО), участниками которого и были эти физические лица с соотношением долей примерно 40% на 60%. Из бизнеса выходил партнер с контрольным пакетом, который одновременно занимал пост единоличного исполнительного органа ООО. Причиной выхода был конфликт совладельцев, который, к счастью, еще не зашел слишком далеко. Сделка совершалась путем приобретения 60-процентной доли в уставном капитале ООО участником, владевшим 40-процентной долей.

Главная особенность такой категории сделок вытекает из их субъектного состава: поскольку покупатель до совершения сделки длительное время реально участвовал в управлении приобретаемым бизнесом, то необходимость в проведении процедуры «Due diligence» в данной ситуации изначально отсутствует.

По той же причине в этой категории сделок, как правило, нет необходимости страховаться от т.н. «скелетов в шкафу», т.е. от неожиданных долгов и обременений, которые могут обнаружиться после покупки.

Однако, отсутствие необходимости в проведении процедуры «Due diligence» не исключает проведения независимой оценки стоимости бизнеса, которая и была проведена по инициативе продавца. Результаты такой оценки послужили отправной точкой для определения цены сделки. Необходимо отметить, что при проведении такой оценки может иметь место (и в практике автора статьи реально была) попытка покупателя повлиять на позицию оценщика с целью занижения покупной цены.

Далее была согласована принципиальная процедура расчетов, суть которой состояла в том, что покупатель будет рассчитываться за долю продавца в течение ряда лет за счет прибыли, которую будут приносить заводы. Это была особенность именно данной конкретной сделки, которая и определила круг вопросов, которые надлежало урегулировать. Юристами продавца в данной сделке решались следующие основные задачи:

1) исключить возможность вывода или снижения стоимости основных активов ООО и заводов на период до окончания расчетов покупателя с продавцом,

2) сохранить контроль продавца над деятельностью ООО на тот же период,

3) обеспечить исполнение покупателем его платежных обязательств,

4) исключить смену обязанного перед продавцом лица (это тоже особенность сделок между совладельцами, которые, лично зная друг друга, могут прогнозировать поведение контрагента и не желают вступать в правоотношения (особенно длительные) с неизвестными им лицами, которые, к тому же могут быть не знакомы с данным конкретным бизнесом)

Первые две задачи были решены путем сохранения за продавцом символической доли участия в уставном капитале ООО на период до завершения расчетов с ним. В данном случае были использованы положения ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», которые, в отличие от аналогичных положений ФЗ «Об акционерных обществах», позволяли уставом общества отнести к компетенции высшего органа управления ООО (общего собрания участников общества) любые вопросы, и которые давали участникам общества право самостоятельно определять перечень вопросов, решение по которым принимается единогласно, а также те, которые позволяли распределять прибыль в ином соотношении, нежели распределение долей в уставном капитале. В результате:

1) все ключевые для продавца вопросы (изменение устава, уставного капитала и состава участников ООО, изменение размеров принадлежащих участникам ООО долей, голосование на общих собраниях акционеров заводов по увеличению их уставного капитала, распоряжение акциями заводов и др.) не могли быть решены без его участия;

2) покупатель получал все 100% прибыли общества.

На период до завершения расчетов была установлена жесткая система отчетности покупателя перед продавцом за состояние дел в ООО и на заводах с предоставлением продавцу заверенных копий отчетных документов и различного рода справок, подписанных лично покупателем (расшифровка кредиторов, заявления об отсутствии претензий третьих лиц к обществу, сведения о предоставленных ООО залогах и поручительствах, о сделках ООО свыше определенной суммы и т.п.). Недостоверность указанной информации автоматически влекла за собой угрозу привлечения покупателя к ответственности по ст. 159 «Мошенничество» УК РФ.

Проблема обеспечения обязательства покупателя в данном случае решалась классическим способом – залогом акций заводов и проданной доли, а также поручительством организации, занимавшейся сбытом заводской продукции, и в которой продавец, ранее также владевший контрольным пакетом участия, полностью уступал это контрольный пакет покупателю, становившемуся в итоге единственным участником организации - поручителя. К залогу имущества заводов было решено не прибегать, так как это снизило бы возможность заводов по привлечению кредитных ресурсов, что могло негативно отразиться на их прибыльности и, как следствие, на способности покупателя рассчитаться с продавцом. Проблема возникла только с залогом самой проданной доли, поскольку в отличие от акций, залог которых отражается в реестре, залог долей в ООО нигде не фиксируется. Предложения о фиксации залога доли в ООО в ЕГРЮЛ до сих пор не вышли из стадии законопроектов. Выход был найден во внесении записи о залоге доли непосредственно в устав ООО, для чего была зарегистрирована его новая редакция. Эта запись служила сигналом для потенциальных захватчиков, что интересующий их актив не столь привлекателен, как это могло показаться на первый взгляд.

Продавец покидал пост единоличного исполнительного органа ООО только после оформления всех вышеуказанных обеспечений и после получения первого платежа.

Уставом ООО и уставом поручителя были также серьезно ограничены права их единоличных исполнительных органов (за исключением права генерального директора поручителя на исполнение требований продавца по договору поручительства).

Существенным условием сделки было право покупателя в случае нарушения покупателем графика платежей или возникновения какой-либо угрозы обществу или заводам потребовать досрочного исполнения покупателем обязанности произвести расчет в полном объеме. При этом в число таких угроз входили иски к ООО свыше определенной суммы, иски третьих лиц, в результате которых ООО могло утратить акции заводов, принудительная ликвидация или банкротство ООО, иски третьих лиц (в т.ч. супруги покупателя в случае расторжения брака) об оспаривании прав покупателя на приобретенную им долю продавца или об обращении взыскания на нее, появление у ООО просроченной задолженности свыше определенной суммы.

При проведении сделки для продавца имела немаловажное значение личность покупателя, поскольку, несмотря на сложившуюся между ними личную неприязнь, покупатель обладал хорошими деловыми качествами, вел спокойный, размеренный и здоровый образ жизни, и мог успешно продолжить бизнес на период до завершения расчетов по сделке, и, следовательно, мог успешно рассчитаться с продавцом. Видеть на месте покупателя какое-либо иное лицо продавец не был готов (в противном случае он бы не продавал бизнес с рассрочкой, а затребовал бы всю сумму сразу). Это, соответственно, повлекло за собой такое условие сделки, как запрет на продажу покупателем его доли в ООО до завершения расчетов с продавцом без согласия последнего, а также на право продавца потребовать досрочного исполнения обязательств по расчетам случае, если покупатель по каким-либо причинам перестанет быть участником ООО или будет не единственным его участником (в т.ч. в случае раздела его имущества в результате развода, или обращения третьими лицами взыскания на принадлежащую ему долю в ООО). Возвращаясь к вопросу раздела имущества супругов, необходимо отметить, что в процессе совершения сделки рассматривался (и впоследствии был реализован) вариант заключения покупателем брачного договора, в соответствии с условиями которого супруга покупателя в случае расторжения брака не имела бы никаких прав на долю в ООО).

Указанная сделка – пример возможности достижения разумного компромисса, когда за счет взаимных уступок стороны полают то, на что вряд ли могли бы рассчитывать при проявлении ими стандартного подхода к решению проблемы. Из приведенной ниже таблицы видны конкретные результаты вышеуказанного компромиссного подхода.

Уступки Выгоды
Покупатель 1) Невозможность выйти из бизнеса до расчетов с продавцом

2) Принятие на себя обязательства досрочного расчета в случае угрозы бизнесу со стороны третьих лиц даже при полном отсутствии своей вины

3) Допущение контроля продавца над проданным им бизнесом до завершения расчетов по сделке

Возможность рассчитаться из чистой прибыли заводов в течение ряда лет
Продавец Отказ от получения всей суммы сразу 1) Безопасность сделки с хорошо известным лицом

2) Получение дополнительных гарантий выполнения покупателем его обязательства по расчетам за счет:

2.1.) сохранения коллектива ООО (в т.ч. в результате известности покупателя этому коллективу, что исключило межличностные конфликты),

2.2.) принятия покупателем на себя риска досрочного расчета в случае угрозы бизнесу со стороны третьих лиц (в т.ч. при полном отсутствии вины покупателя в такой угрозе),

2.3.) сохранения продавцом контроля над проданным бизнесом до завершения расчетов по сделке

Как видно из приведенной таблицы, самым серьезным риском продавца в этой сделке был риск исполнения покупателем его обязательства рассчитаться по сделке в условиях длительности периода расчетов. Этот риск, в свою очередь, уравновешивался принятием покупателем на себя обязательства досрочного расчета с продавцом в случае угрозы бизнесу со стороны третьих лиц даже при полном отсутствии вины покупателя. Такой вот баланс.

Автор: Вячеслав Ушкалов

Ознакомиться с полным текстом статьи.


Подписаться на обновления

Required
Required
Required
Required
Required
Required